Yuri Babich (yba) wrote,
Yuri Babich
yba

Эксперт #29-30 (476) от 15 августа 2005
Приговор по нераскрытому делу

"Дело Ходорковского" дало уникальную возможность судить о качестве российского правосудия - и увидеть вешки, за которые оно не решается выходить
Александр Привалов
Слушания в Мещанском суде по делу Ходорковского--Лебедева--Крайнова прошли, приговор вынесен, но разбираться в ходе и результатах процесса желающих почти не нашлось. Публика, включая и бизнес-сообщество, не заинтересовалась деталями. А зачем они нужны? Два набора восклицаний: "Слава власти за то, что вор наконец сидит в тюрьме!" и "Позор власти за политическую расправу над честным предпринимателем!" - вполне можно было сложить и не вдаваясь в подробности.
Политикам-то и этих выкриков - за глаза. Но у людей, живущих "на земле", у предпринимателей и менеджеров, не могло не возникнуть множества вопросов, криком не разрешаемых. И главный из этих вопросов - качество российского суда. Для сотен тысяч, если не миллионов людей этот вопрос важен практически: их повседневная работа и успех прямо зависят от того, насколько точно они оценивают возможности отечественного правосудия, его сильные и слабые стороны. Вот этим-то практическим людям и следует присмотреться к делу Ходорковского - такой шанс едва ли в скором времени повторится.
Давайте же попробуем использовать этот шанс, оставив в стороне то, из чего разговоры о "деле ЮКОСа" состоят на девяносто процентов - политическую подоплёку. Даже об избирательности правосудия, обеспечивающей почти все оставшиеся десять, постараемся вспоминать пореже. Поговорим о процессе как таковом - вы убедитесь, что он очень стоит разговора.

Правоохранение De Luxe


Уникальность шанса прежде всего в том, что российская правоохранительная система в этом деле предстаёт в самой лучшей своей форме. Власть устами помощника президента Игоря Шувалова признала, что "дело ЮКОСа" велось как показательное. Дело Ходорковского - самая публичная часть "дела ЮКОСа", а значит, оно должно было стать показательным вдвойне: не просто дать урок, но и дать его образцово. Поэтому можно не сомневаться, что прокуратура отрядила в обвинение своих лучших людей, а вести процесс было поручено одному из лучших судей. Поэтому же легко предположить, что на этом процессе суд был идеально ограждён как от попыток подкупа, так и от административного давления откуда бы то ни было, кроме самого верха.
Если в рассматриваемых эпизодах дела и есть чья-то вина, что вовсе не очевидно, то обвинением не доказано, что виновны именно подсудимые
Это сказалось. Не припомнить другого дела, для которого прокуратура выполнила бы такой гигантский объём работы; отчасти он виден в эпизодах, предъявленных подсудимым, но лишь отчасти - очевидно, на порядок большую массу материала пришлось перелопатить, чтобы эти эпизоды отобрать. Да и суд, похоже, был объективен на пределе своих возможностей. Статистики нет, но не у меня одного сложилось впечатление, что суд и подыгрывал обвинителю, и "бортовал" защиту всё-таки в меньшей степени, чем это в обычае на рядовых процессах, где столь же очевиден государственный интерес (адвокат Падва, конечно, утверждает прямо обратное; правильно делает: то, что с другими обходятся ещё хуже, - не основание промолчать).
Если в рассматриваемых эпизодах дела и есть чья-то вина, что вовсе не очевидно, то обвинением не доказано, что виновны именно подсудимые
Уникален этот процесс и ещё в одном отношении. Он стал первой после долгого перерыва и, вероятно, не предполагающей скорого повторения попыткой государства переиграть воротилу национального масштаба на юридическом поле. Несколько лет назад две такие попытки (с Гусинским и с Березовским) откровенно сорвались, свидетельством чему стали неизменные неудачи запросов российской прокуратуры на экстрадицию обоих беглецов. Настороженное отношение других юрисдикций к российской едва ли сыграло тут главную роль: Козленка же, например, или Япончика России выдали. Но уголовная составляющая обеих антиолигархических атак, очевидно, не дотянула до международных стандартов - и Гусинского с Березовским пришлось подавлять не огнём, а гусеницами. Сегодня общепризнанно, что в то время государство российское было так слабо, что, почитай, и не существовало. С тех пор оно существенно окрепло - вот и интересно посмотреть, как это сказалось на его юридической мощности.
Пока, повторю, охотников использовать шанс нашлось немного; попыток проанализировать, отстранившись от политики, ход процесса и приговор в отечественных медиа почти нет. Потому-то я так и обрадовался, случайно набредя в Сети на блог, хозяин которого поставил над собой и своими друзьями в точности тот эксперимент, какой мне был нужен. Устав от полярных восклицаний о деле Ходорковского, этот человек решил стать, по собственному определению, адвокатом дьявола и попробовать найти резоны в позиции обвинения. Он взял один из эпизодов дела (с акциями НИУИФ), проштудировал соответствующую часть материалов процесса - и вывесил в дневнике краткое изложение прокурорских доводов, обратившись к посетителям с такой просьбой:
"Посмотрите на всю схему. Подумайте. Вспомните, что, согласно УПК, судья и присяжные заседатели оценивают доказательства 'по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью'. Кажется ли вам это мошенничеством? Сочли бы вы это мошенничеством, если бы были присяжным? Достаточно ли вам доказательств?"
Откликнулись многие. Явное большинство сочло, что доказательств достаточно и Ходорковский с Лебедевым виновны в мошенничестве. Но хватало и указаний на то, что личная вина подсудимых всё же не доказана. Тогда автор пообещал изложить ещё один эпизод дела (с акциями "Апатита"), утверждая, что сочетанием двух эпизодов и будет дана та самая совокупность доказательств, из которой виновность явно следует.
Рунет тесен - с автором блога сразу нашлись общие знакомые, через которых я предложил ему расширить эксперимент на всю аудиторию "Эксперта". Автор - здесь он зовётся Юрием Симоновым - согласился. Он выполнил непростую работу: только в обвинительном заключении по делу пятьсот страниц, а ведь есть ещё и протоколы прений сторон, допросов свидетелей и подозреваемых. И выполнил он её, на мой взгляд, очень достойно, сумев передать суть обвинений кратко и адекватно. Читайте изложение позиции обвинения по двум эпизодам дела Ходорковского--Лебедева, сделанное добровольным адвокатом дьявола. Правда, Юрий таковым себя больше не считает: поработав над материалами дела, он переменил мнение и теперь убеждён в виновности подсудимых. Тем более - читайте. Далее предполагается, что читатель с позицией обвинения знаком.


Совокупность доказательств
Доводы обвинения по двум важнейшим эпизодам дела Ходорковского
Эпизод первый: "Апатиты"
Эпизод второй: ОАО "НИУИФ"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments