Yuri Babich (yba) wrote,
Yuri Babich
yba

Эксперт #29-30 (476) от 15 августа 2005
Совокупность доказательств

Доводы обвинения по двум важнейшим эпизодам дела Ходорковского
Юрий Симонов

Эпизод первый: "Апатиты"


Эпизод первый -- как по тексту обвинительного заключения, так и хронологически, -- приобретение пакета акций ОАО "Апатиты", крупнейшего производителя апатитового концентрата.
Двадцатипроцентный пакет акций ОАО "Апатиты" был выставлен на инвестиционный конкурс. Согласно действующему на тот момент законодательству, победителем признавалось лицо, предложившее максимальный объем инвестиций. Конкурс проводился без всякой привязки к числу участников, возможность победы единственного претендента оговаривалась особо. 30 июня 1994 года конкурсной комиссии были представлены четыре заявки: от АОЗТ "Волна" (предложенная сумма -- 563 млн рублей), АОЗТ "Флора" (1273 млн), АОЗТ "Малахит" (837 млн) и АОЗТ "Интермединвест" (19900 млн рублей). Три компании из четырех обеспечены гарантийными письмами от банка "Менатеп", четвертая ("Интермединвест") участвует в конкурсе с поддельным гарантийным письмом от банка European Union. Все четыре компании возглавляются сотрудниками либо банка "Менатеп", либо АОЗТ "Торговый дом 'Менатеп'", своего имущества не имеют, зарегистрированы по адресу "Менатепов", счета открывают в "Менатепе" и так далее. Сложнее обстоит дело с учредителями. Напрямую на "Менатепы" и Ходорковского пустые фирмочки не выходят, концы уходят за границу, на иностранные компании, по большей части зарегистрированные в офшорных зонах. Посмотрите на схему 1.
Несмотря на многозвенность схемы, модель достаточно простая.Особое внимание следует обратить на то, что не все ружья, развешенные по стенкам, выстрелят в эпизоде с "Апатитами". И сама конструкция, и пара дочерних предприятий АОЗТ "Джой" будет использована еще раз с минимальными конструктивными отличиями в деле с акциями Научно-исследовательского института по удобрениям и инсектофунгицидам (АО "НИУИФ"); компания "Коралл" засветится в эпизоде с продажей апатитового концентрата по трансфертным ценам, который в этом тексте не рассматривается.
Итак, победителем конкурса признается "Интермединвест", представитель которого, сотрудник "Менатепа" Абрамов, отказывается от заключения договора купли-продажи акций непосредственно после оглашения результата конкурса в здании Фонда имущества. Вслед за ним покупать акции последовательно передумывают представители "Флоры" и "Малахита", также сотрудники "Менатепа", и право выкупить акции переходит к
предложившему минимальный объем инвестиций обществу "Волна", с которым 28 июля 1994 года и заключается договор. Однако уже в ноябре
прокуратура Мурманской области направляет в арбитраж исковое заявление о расторжении договора купли-продажи и возвращении пакета акций
государству в связи с неисполнением инвестиционных обязательств, принятых на себя "Волной" при заключении договора. Дело доходит до
московского арбитража, в который в августе 1995 года и представляются два платежных поручения на суммы, предусмотренные договором. Арбитраж в
иске прокурору отказывает, пакет акций остается у "Волны".
Следствие подчеркивает: "живых" денег комбинат не увидел (см. схему 2). Деньги, не пролежав и суток на расчетном счете "Апатитов", вернулись назад через "Волну" в "Менатеп". Так как в результате "Апатиты" не получили никаких инвестиций, через некоторое время фонд имущества возобновляет попытки вернуть пакет акций в судебном порядке. Играя на опережение, "Волна" летом 1996 года распродает свои акции, раздробив пакет на части. Все компании-покупатели, и первоначальные, и дальнейшие, возглавляются сотрудниками "Менатепа".
12 февраля 1998 года апелляционная инстанция Арбитражного суда Москвы отменяет договор купли-продажи и обязывает АОЗТ "Волна" вернуть акции в государственную собственность. Безрезультатно -- акций на балансе "Волны" нет.
После рассмотрения первого эпизода остаются неясными следующие вопросы (на них же обращают внимание защитники Ходорковского):
- Каким образом доказано, что выгодоприобретателем схемы является Ходорковский или принадлежащие ему структуры?
- Как именно доказывается наличие преступной группы? Где характерная для групп устойчивость?
- Как именно представитель многочисленных оффшорных компаний, Владимир Моисеев, связан с Ходорковским?

Эпизод второй: ОАО "НИУИФ"


Частично на эти вопросы отвечает второй эпизод -- приобретение акций ОАО "НИУИФ" на инвестиционном аукционе.
Схема участия структур, аффилированных, по версии обвинения, с группой "Менатеп", дублирует с небольшими вариациями модель приобретения акций ОАО "Апатиты". На схеме 3 изображены основные фигуранты аукциона -- компании "Джой", "Уоллтон", "Правус" и "Полинеп". Учредителями этих компаний становятся иностранные юридические лица, известные по предыдущему эпизоду, представителем этих фирм в России является один и тот же человек, школьный приятель Ходорковского -- Владимир Моисеев. Аффилированность этих иностранных компаний с Ходорковским не доказана -- видимо, следствие не смогло выйти на учредителей за рубежом. Но это не имеет определяющего значения: можно предположить, что учредителем оказалось бы очередное подставное лицо.
Как и в схеме с "Апатитами", "дочки" и "внучки" -- компании-пустышки: без имущества, без персонала, опять-таки возглавляемые сотрудниками "Менатепа", бухгалтерию ведут сотрудники "Менатепа", счета открыты в "Менатепе". Часть компаний возглавляется сотрудниками, которые до определенного момента и не подозревают об этом. Так, Усачев показал, что о своем назначении генеральным директором "Уоллтона" он узнал со слов сослуживца по "Менатепу" 25 сентября 1995 года, выйдя из отпуска на работу. Для каких целей регистрировалось АОЗТ "Уоллтон", когда оно было зарегистрировано, кто его регистрировал -- он не знает. Разумеется, это не единственный пример.
Итак, РФФИ выставляет на продажу пакет акций ОАО "НИУИФ", старого советского НИИ, владеющего двумя офисными зданиями на Ленинском проспекте. На конкурс приходят среди прочих два предложения: от "Уоллтона" (50 млн долларов) и от "Полинепа" (25 млн). У этих компаний, созданных специально для участия в аукционе, своих средств нет, участие обеспечивается банковской гарантией "Менатепа". Смысл выставления нескольких заявок на аукцион -- страховка на случай участия в конкурсе третьих лиц, но само по себе это действие сложно квалифицировать как мошенничество -- и следствие не делает такой попытки.
Конкурс выигрывает предложивший больше всех "Полинеп". Ему и направляется предложение, от которого он в тот же день отказывается. ("Полинеп" еще не раз мелькает в материалах дела: то как учредитель ООО "Гейм", одного из промежуточных покупателей акций "Апатитов", то как учредитель ООО "Эльбрус", вовлеченного в перемещение акций НИУИФ. Кроме того, "Полинеп" является учредителем ЗАО "М-Реестр" -- регистратора, в котором и велись все записи по учету приобретаемых на инвестиционных конкурсах акций.) После отказа "Полинепа" предложение получает "Уоллтон". Сумма, которую он обязуется заплатить, распределяется следующим образом: пять миллионов поступают на счета РФФИ, оставшиеся 20 переходят в НИИ в качестве инвестиций по разработанной институтом программе.
В этом случае представители покупателя, не дожидаясь возбуждения дела либо искового заявления прокуратуры, повторяют маневр с перечислением инвестиций -- см. схему 4. НИУИФ возглавляет генеральный директор Классен, бывший научный руководитель института, выбранный директором сотрудниками. Цитата из заключения: "Продолжая использовать обман и незнание Классеном П.В. налогового законодательства, ввели последнего в заблуждение относительно того, что в случае получения институтом в конце 1995 г. инвестиционных средств и перехода их в новый налоговый период 1996 г., с них будет взыскиваться налог на прибыль в размере 35 %, и для того, чтобы избежать налогообложения необходимо до конца декабря 1995 г. после поступления на счет института инвестиционных средств перечислить их обратно на счет инвестора АОЗТ "Уоллтон", а это общество в течение 1996 года возвратит инвестиции в сроки и в объемах, оговоренных дополнительным соглашением". Классен (по мнению обвинения, введенный в заблуждение "преступной группой") подписывает письмо о возвращении денег по причине невозможности использования -- и деньги, повисев на счете института чуть меньше суток, возвращаются в "Менатеп".
Дело близится к завершению: акции НИУИФ реализуются трем юридическим лицам уже без инвестиционного обременения; Классен своей подписью на договорах купли-продажи подтверждает выполнение инвестором инвестиционных обязательств перед институтом в полном объеме (см. схему 5). Покупатели "чистых", без какого-либо обременения, акций уже появлялись выше: "Метакса" и "Альтон" регистрировались как дочерние предприятия АОЗТ "Джой" во времена конкурс по "Апатитам" (см. схему 1).
Снова цитата: "Летом-осенью 1997 года РФФИ стало известно о невыполнении АОЗТ "Уоллтон" инвестиционных обязательств. В связи с чем, предпринятыми мерами со стороны РФФИ и в результате обращения последнего в арбитражный суд г. Москвы, решением данного суда от 24.11.1997 г. договор купли-продажи пакета акций на инвестиционном конкурсе от 21.09.1995 г. № 1-1-2/644, заключенный между РФФИ и АОЗТ "Уоллтон", был расторгнут". После этого решения суда 5 января 1998 года акции приходят в движение и от компаний "Химинвест", "Метакса" и "Альтон" уходят по показанному на схеме 5 пути. Весь путь занимает ровно две недели.
Всё. Есть, конечно, и дополнительные детали: все компании на схеме 5 так или иначе восходят к одним и тем же иностранным офшорным учредителям, все эти компании (как, впрочем, практически все юридические лица, упомянутые в обвинительном заключении) возглавляются сотрудниками "Менатепа", и т.д. В деле фигурируют подложные документы: подделано большинство документов, представленных на конкурс от "Уоллтона" -- Усачев в своих показаниях утверждает, что "никаких документов, связанных с участием АОЗТ 'Уоллтон' в конкурсе, ему не показывали и не говорили, что кто-то расписался за него в инвестиционных документах. Он не возражал, что был назначен руководителем АОЗТ 'Уоллтон', но при этом он только числился в такой должности, никаких действий от имени данного общества он никогда не совершал, никакие документы как генеральный директор данного предприятия он не подписывал. По сей день он не знает, является ли генеральным директором АОЗТ 'Уоллтон' или нет, потому что никто не извещал его об увольнении из этого общества. Ему также не известно, продолжает ли АОЗТ 'Уоллтон' осуществлять свою деятельность или нет", -- и следствие доказывает это, не находя тем не менее фальсификаторов.
Кроме того, появляются странности в показаниях бывших сотрудников "Менатепа": никто не может вспомнить, отдавал ли Лебедев распоряжение принять участие в конкурсе. Сделки, величина которых измеряется десятками миллионов долларов, вылетают из памяти сотрудников "Менатепа".
Белое пятно -- личность В. Моисеева. От него к Ходорковскому тянется несколько тоненьких ниточек -- школьная дружба с Михаилом Ходорковским, а также работа его советником в ОАО "Менатеп" (см. схему 6). Сам же Ходорковский на суде, рассказывая о Моисееве, отвечает предельно расплывчато, допуская лишь одну неточность. В период с 1997 года по 2001 г.г. действительно Моисеев не работает с Ходорковским в одной организации, продолжая работать в организации, принадлежащей Ходорковскому -- компании Group Menatep Ltd.
Схема 7 иллюстрирует несложную схему, показывающую связь самого Ходорковского через компанию "Group Menatep Ltd" и ряд промежуточных фирм с компанией ОАО "ФОСАГРО", которая и замыкает описанные эпизоды: в начале 2000-х годов акции ОАО "Апатиты" и ОАО "НИУИФ" в результате многозвенных операций оказываются на балансе этой компании.
Понятно, что рассмотрение звеньев этой системы отдельно друг от друга в логике обвинения особого смысла не имеет. Защитник Падва, к примеру, берет связку Ходорковский-Смирнов (см. схему 3.) и, разумеется, не обнаруживает никакой связи. Прием понятный и, судя по решению суда, не очень действенный: представители прокуратуры неоднократно в ходе процесса подчеркивали, что логика обвинения основывается на рассмотрении системы доказательств. Той же логике следует и судья в своем решении.
Кроме того, защита акцентирует внимание на отсутствии формализованных доказательств наличия преступной группы, очевидно подразумевая под этим отсутствие протоколов её заседаний. Присутствие в деле аналогичной схемы с акциями "Апатитов", схемы, где задействованы в основном те же люди и частично те же компании-пустышки, а главное -- результат проведенной комбинации, защитой по большей части игнорируется.


Схема 1. Структура собственности участников конкурса по ОАО 'Апатит'



Схема 2. Осуществление платежа по инвестиционным обязательствам ОАО 'Апатит'



Схема 3. Структура собственности участников конкурса по ОАО 'НИУИФ'



Схема 4. Осуществление платежа по инвестиционным обязательствам ОАО 'НИУИФ'



Схема 5. Реализация акций ОАО 'НИУИФ'
</a>


Схема 6. Обоснование следствием связи Ходорковского и Моисеева
</a>


Схема 7. Структура собственности ОАО 'Фосагро'
</a>
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments